March 27th, 2009

Колчак

Текст присяги при Колчаке


После торжественного открытия Сената в Омске 29 января 1919 года, освященного архиепископом Сильвестром (впоследствии убитым большевиками), Верховный правитель адмирал А.В. Колчак и его министры принесли присягу на верность государству и законам. Текст присяги Верховного правителя гласил: «Обещаюсь и клянусь перед Всемогущим Богом, Святым Его Евангелием и Животворящим Крестом быть верным и неизменно преданным Российскому государству, как своему Отечеству. Обещаюсь и клянусь служить ему по долгу Верховного Правителя, не щадя жизни своей, не увлекаясь ни родством, ни дружбой, ни враждой, ни корыстью, и памятуя единственно о возрождении и преуспеянии государства Российского. Обещаюсь и клянусь воспринятую мною от Совета министров верховную власть осуществлять согласно с законами государства до установления образа правления, свободно выраженного волей народа. В заключение данной клятвы осеняю себя крестным знамением и целую слова и крест Спасителя моего. Аминь»[1].

Текст присяги членов правительства был сходным, лишь слова о власти Верховного правителя заменялись словами: «обещаюсь и клянусь повиноваться Российскому правительству, возглавляемому Верховным Правителем». Аналогичная присяга была установлена для членов земских управ на местах.



[1] Цит. по: Сибирская жизнь (Томск). – 1919. 1 февр.

Я

Из публицистического наследия В.А. Жардецкого (ч.1)


Ниже приводятся наиболее замечательные отрывки из публицистического наследия одного из лидеров сибирских кадетов, идейного последователя П.Б. Струве и вдохновителя Омского национального блока, редактора газеты «Сибирская речь» (органа Восточного отдела ЦК партии кадетов) Валентина Александровича Жардецкого (1884–1920)

 

Collapse )

[2] Сибирская речь. – 1917. 22 июня.

[3] Сибирская речь. – 1917. 27 мая.

[4] Сибирская речь. – 1917. 16 июня.

</div></div>
Я

Из публицистического наследия В.А. Жардецкого (ч.4)


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Collapse )

[2] Кроль Л.А. За 3 года. Воспоминания, впечатления, встречи. – Владивосток, 1922. – С. 151.

[3] Дневник В.Н. Пепеляева // Красные зори. – 1923. – № 4. – С. 87.

[4] Коллекция ГА РФ. Конспекты докладов В.Н. Пепеляева, В.А. Жардецкого и В.А. Кудрявцева на конференции Партии народной свободы в Омске 15–18 нояб. 1918.

[5] Заря (Омск). – 1918. 18 нояб.

[6] Кроль Л.А. Указ. соч. – С. 152.

</div></div>
Я

Из публицистического наследия В.А. Жардцкого (ч.5)


 «Сибирская речь» саркастически отмечала, что эсеры ненавистны всем жаждущим порядка, и наоборот, слишком «пресны» для тех, кто «обожжен соблазнами большевизма»[1]. Подводя итоги их деятельности в Сибири, та же газета аттестовала их как «милостью чехов получивших власть людей, имевших 2-летний стаж образования в уездном училище и 20-летний стаж каторги за грабежи»[2]. Вообще газета Жардецкого не жалела красочных эпитетов для эсеров: их обзывали «политическими гермафродитами», «выкидышами русской революции», «мыльными пузырями», «партией обезьяньего народа бандерлогов» (из «Маугли» Киплинга).

Collapse )
Я

Из публицистического наследия В.А. Жардецкого (ч.7)


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Collapse )

[2] Сибирская речь. – 1919. 21 марта.

[3] Сибирская речь. – 1919. 22 марта.

[4] Сибирская речь. – 1919. 27 сент.

[5] ЦХДНИ ОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 502. Лл. 42, 124–125.

[6] Сибирская речь. – 1919. 18 марта.

</div></div>
Я

Их публицистического наследия В.А. Жардецкого (ч.8)


ОКОНЧАНИЕ

Collapse )

[2] Сибирская речь. – 1919. 11 июня.

[3] Сибирская речь. – 1919. 5 авг.

[4] Сибирская речь. – 1919. 26 авг.

[5] Сибирская речь. – 1919. 18 июня.

[6] Сибирская речь. – 1919. 21 марта.

[7] Сибирская речь. – 1919. 15 марта.

</div></div>