June 6th, 2013

Я

Не выплеснуть с водой ребёнка

Уже не приходится сомневаться, что при нынешнем идеологическом векторе система "протянет" недолго. Тем более опасен соблазн (в случае катастрофического развития событий) тотально отринуть все устои и методы действующей власти, не разбирая, что хорошо, а что плохо, - как это не раз бывало уже в нашей истории. Всё-таки следует отделять, где власть права, а где нет.

Власть неправа: 1) потакая произволу бюрократии, мешающему как возрождению правового государства (впервые строившегося в России с 1860-х гг. до 1917 г.) и реально независимых судов, так и преодолению чудовищной коррупции и кумовства; 2) путаясь в экономических, военных и образовательных "реформах", итогами коих мы имеем прежде всего отсталую сырьевую экономику, отсутствие подлинно конкурентной среды в бизнесе, неуверенность предпринимателей в завтрашнем дне и упадок реального уровня образования; 3) препятствуя формированию реальных политических партий - при том, что кукольно-манекенный характер существующих "системных" партий давно очевиден большинству; 4) потакая в идейно-культурной сфере агрессивной босоте, культивирующей Сталина, примитивную ксенофобию и закрывая архивы вопреки здравому смыслу (особенно явным этот "тренд" стал с заменой циничного, но умного Суркова примитивным Володиным, как реакция на испуг от бестолковой по сути "болотной оппозиции", - и если ещё несколько лет назад власть лавировала между теми и другими, "даруя" одним возрождённый советский гимн и усилившийся культ Победы, другим - памятники Столыпину, перезахоронение Деникина с Каппелем и популяризацию Ильина, что я называл "политикой качелей", то теперь очевиден резкий крен в сторону "традиционных" советских ориентиров и "ценностей"; что показательно, в этом отношении володинская "команда" намного реакционнее самого Путина, при всём своём советском воспитании по крайней мере признавшего Брестский мир предательством, красный и сталинский террор - преступными, и демонстрировавшего хотя бы эстетическое уважение к белогвардейцам как к патриотам); 5) потрафляя ложно понятому "мультикультурализму", ведущему к разгулу кавказской мафии и обострению межнациональных проблем в условиях неконтролируемого наплыва нищих и третируемых местным населением, но выгодных взяточникам-чиновникам мигрантов-"гастарбайтеров" с юга.

Вместе с тем, власть права: 1) презирая незрелую российскую демократию и пользуясь по преимуществу её внешними аксессуарами, действуя в меру авторитарно, ибо при отсутствии зрелого гражданского общества демократия обернётся очередной анархией или охлократией с непредсказуемыми последствиями и с очередной диктатурой неизвестно кого в конечном итоге (если не с распадом страны вообще, ибо есть риск, что очередного 91-го года Россия уже не выдержит); 2) защищая традиционную мораль, игнорируя гомосеков и прочую лево-"авангардную" накипь, разрушающую устои общества.

Могут возразить: автор противоречит себе, в одном абзаце критикуя произвол чиновников, попрание правовых норм, засекречивание архивных документов и "манекенно"-партийную систему, а в следующем - оправдывая авторитарные методы управления. На самом деле, никакого противоречия нет. Не надо путать разумно умеренный авторитаризм с тоталитаризмом. Правовое государство во Франции начал созидать деспот Наполеон. В России одним из наиболее успешных реформаторов был далеко не демократ Столыпин, превосходно сочетавший либеральные экономические реформы и парламентский лоск с "третьеиюньским переворотом", жёстким подавлением революционной смуты и "столыпинскими галстуками" для террористов. Незрелая же демократия при детско-подростковом, максималистском уровне общественного сознания приводила во Франции к якобинцам, в Германии - к нацистам, в России - к большевикам в октябре 17-го и к распаду государства в декабре 91-го. Со всеми вытекающими. И чтобы не наступить на старые грабли, об этом следует помнить. Остаётся слабая надежда на эволюционный вариант в случае обновления элиты на более молодую и незашоренную поросль, которая также поймёт, что лучше укреплять своё положение на будущее здесь, чем надеяться на благополучную эмиграцию в случае катастрофы, - и поймёт, что для этого нынешний тренд не годится.