January 22nd, 2017

Я

Из томских рассказов

Ещё когда я работал в Томске, мне рассказывали про ветерана ТГУ, уже умершего к тому времени профессора-еврея - коренного одессита, попавшего в Сибирь в эвакуацию во время войны. Он остался там, а в 60-е собрался посетить родной город. Волновался. А вернулся туча тучей и сказал, что этот город нужно срыть, чтобы он не позорил славу былой Одессы. Старая Одесса была преимущественно русской и еврейской. Была русская Одесса, чиновно-аристократическая, Одесса Дерибасовской, Каульбарса и Толмачёва. И была еврейская Одесса, привозная и биндюжная, Одесса Молдаванки, маклеров и Мишки Япончика. Первую уничтожила революция. Вторая продолжала жить в годы НЭПа с его утёсовским "шансоном" про уркаганов и бабелевским "передайте тёте Ханне, что Беня знает за облаву", пока сталинский "великий перелом" не подорвал экономическую основу еврейства - бизнес. А война и послевоенные годы радикально изменили облик города. Одних евреев уничтожил Гитлер, другие не вернулись из эвакуации, третьи уехали в Израиль. Одесса превратилась в обычный восточнохохлацкий город (благо большевики включили её в состав Украины), хотя до революции украинцев (как и греков и молдаван) было здесь значительно меньше, чем русских и евреев, и утратила весь свой бабелевский колорит.
* * * * *
Ещё из "недавней старины". Из рассказов моего знакомого томского журналиста Л. В Томске многолетним главой историков был профессор Р., ученик знаменитого Минца, сосланный в Сибирь при Сталине в кампанию "борьбы с космополитами" (он был еврей). И был профессор-географ Г., сын харбинских эмигрантов, вернувшийся после ВОВ в СССР. В 60-е в Томске установили бюст знаменитого Потанина - известного общественного деятеля и учёного (сибирякам не надо объяснять кто это). Профессор Р. резко выступил против "увековечения памяти белогвардейца" (в гражданскую Потанин действительно поддержал Колчака против большевиков, хотя и был демократом-областником, то бишь сибирским автономистом). Профессор Г. возмутился, т.к. географы всегда чтили память Потанина. И вот, по рассказу Л., бывшего очевидцем, золотой осенью в университетской роще ТГУ ошеломлённые зрители наблюдали сцену. Бегут, тяжело дыша, по аллее два тучных старика в расстёгнутых пальто. Профессор Р. убегает, а профессор Г., размахивая тростью, бежит за ним и гремит: "Стойте! Если б вы были дворянином, я бы вызвал вас на дуэль!..". Это в советские-то шестидесятые...
* * * * *
И ещё из рассказов томской поры, моего покойного доброго знакомого, работавшего в Томском политехе. После войны он приятельствовал с одним земляком (сам был родом из Киева), уже тогда пожилым врачом, с которым в начале войны произошёл необычайный случай. В 1941-м он не успел (а может, не захотел) эвакуироваться, когда пришли немцы. У него была белорусская фамилия с окончанием на "вич", и нацисты заподозрили в нём еврея. Арестовали. Он, естественно, отрицал. И вот вызвал его на допрос сам начальник киевского гестапо, генерал СС. И происходит удивительный диалог: - Итак, вы отрицаете, что вы еврей? - Конечно, отрицаю. - У вас есть доказательства? - Пожалуйста, паспорт (кто помнит, в советских паспортах была графа "национальность"). - Советским паспортам мы не верим. Свидетельство о крещении есть? (дядька-то был пожилой, с дореволюционных времён). - Нет, я родился и крещён в Николаеве, а не здесь, может, и церквушки-то той не сохранилось, где та метрика, большевики могли уничтожить. - Чем же вы можете доказать, что вы не еврей? - (После паузы): До революции после университета я отбывал воинскую повинность в лейб-гвардии Его Величества Уланском полку, в качестве полкового врача. А чтобы вы знали, евреев при царе в гвардию не брали! - (Генерал, продолжая экзаменовать): Как была фамилия командира полка? - Генерал-майор такой-то (гвардейскими полками командовали генералы). - Фамилия командира первого эскадрона? - Ротмистр такой-то. - Командир второго эскадрона? - Барон такой-то. - (Тут генерал встал со стула и сказал): Доктор, и вы меня до сих пор не узнали? Я вас сразу узнал. (Он был прибалтийский немец, до революции гвардейский офицер при царе. Потом уехал в Германию. И разыграл такой спектакль. Естественно, однополчанина он отпустил. Но после возврата советских войск старый доктор от греха уехал из Киева: понятно, какая судьба ожидала его, если он был освобождён из гестапо...).
Я

Куда мы идём?

В своё время Ельцин дискредитировал (декларируемую им) идею либерализма, потому что с ней не имели ничего общего "залоговые аукционы", финансовые пирамиды и прочий беспредел 90-х, следствием чего были обнищание народа, дикая социальная поляризация и банкротство государства. Но народ понял её именно так.

Теперь, боюсь, происходит обратное: дискредитируется (декларируемая) идея национального пути, потому что с ней не имеют ничего общего сырьевая зависимость, кланово-олигархическое устройство и пустые псевдоинновации (а по сути "потёмкинские деревни"), следствием чего нынешний тупик. Но народ понял её именно так. Хотя по сути в устройстве системы с 90-х мало что изменилось (несмотря на декларируемую разницу идей): разве что свобод стало поменьше да откровенного грабежа (ну так ведь тогда система только формировалась), да крышевать малый бизнес вместо бандитов стали правоохранительные органы (в том, что в нулевые поднялся уровень жизни, никакой заслуги власти нет - его определил скачок мировых цен на нефть). Отсюда и ностальгия многих по СССР.

Так куда мы идём?