June 2nd, 2017

Я

Разница между настоящим и постсоветским либералами

На самом деле, население далеко не так "советизировано", как это представляют наша "либеральная" демшиза и коммунисты (вот где они трогательно едины). Разумеется, оно несёт на себе все ментальные отпечатки советской эпохи (прежде всего старшее и среднее поколения, молодёжь в меньшей степени), но политически оно скорее нейтрально или представляет собой колеблющееся "болото" (не надо забывать, что это же самое население, и даже без нынешней молодёжи, на рубеже 80-90-х в массе своей поддерживало разрушение коммунистической системы - правда, ещё не зная, какими последствиями для него это обернётся и отчасти мечтая о "скатерти-самобранке". Но в любом случае это говорит о том, что никакой "идейной" преданности коммунизму не было уже тогда, иначе события 1991 года были бы невозможны). Т.е. политически оно в какой-то степени восприимчиво сегодня как к правой, так и к левой пропаганде - всё зависит от упаковки, в которой она подаётся.

А национальной элите появиться в 90-е было неоткуда. За 70 лет оппозиция в стране давно была истреблена, вымерли люди, помнившие докоммунистическую эпоху, а старики, помня 37-й год, даже боялись рассказывать правду о ней. Связь поколений прервалась. Эмиграция тоже вымерла, а её потомки, не зная современных реалий России, даже при желании не могли бы возглавить её. Единственной реальной силой, выступившей тогда против коммунизма, оказалась "демшиза", генезис которой весьма примечателен. Ментально и генетически это - потомки репрессированной Сталиным "ленинской гвардии", которые за 20 лет с 1937 г. до хрущёвской "оттепели" не успели вымереть (и сама эта "гвардия" частично уцелела в лагерях), а в 50-х, будучи полностью реабилитированы и обихожены государством, вновь составили сплочённую (и влиятельную связями) массу. Дети и внуки "гвардии", с одной стороны, уже не верили в коммунизм, как их отмороженные отцы, и всё больше обращали свои взоры на Запад, - с другой стороны, унаследовали от них ненависть к исторической России. По сути, в начале 90-х настал их звёздный час (дальше их снова "оттёрла" номенклатура, воспользовавшаяся плодами приватизации для собственных нужд). Вот духовные корни нынешних "либералов", почему и нельзя называть их настоящими либералами. Почему американский или польский либерал (если не разуметь под либералами леваков, как сейчас часто путают) - патриот своей страны (Западной Европы это не касается, национальный дух в её странах был подорван ещё Первой мировой войной и окончательно сгорел в топке Второй мировой), украинский или грузинский либерал - даже ультранационалист, а российский "либерал" - ненавистник своей страны, паскудно обзываемой им "эта страна", "рашка", мечтающий о её расчленении? (а ведь классические, дореволюционные русские либералы при всём западничестве оставались патриотами и даже империалистами, кто не помнит "Милюкова-Дарданелльского"?). Да именно по причине этого "генезиса" от левацко-большевицкой мерзости.

Поскольку же настоящая (не совдеповская) национальная элита была вырублена, собирать крупицы правды о старой России и понимать её подлинную роль стали единицы интеллектуалов, и здесь надо отдать огромную дань Солженицыну, популяризировавшему эту тему (в какой-то степени и Солоухину). Но их не могло быть много физически потому, что "прервалась связь времён", в те же переломные 90-е их оказались единицы, они не играли заметной роли в общественной жизни. И даже среди этих единиц добрая половина впала в противоположный грех сотворения себе кумиров из старой России и её венценосцев, что само по себе некритично и неправильно, т.к. ничего не объясняет, а потому завело их в тупик и превратило в мишень для насмешек, в комичную роль "булкохрустов" (вот идиотское слово!) и страдальцев по "России, которую мы потеряли" вместо вдумчивого, критического анализа, ибо любовь к Отечеству совсем не требует его слепой идеализации. И сегодня критически мыслящих патриотов крайне мало. Остаётся надеяться, что в следующем поколении, уже не видевшем морока и идиотизма советской системы, их будет больше - по крайней мере, среди интеллектуалов, склонных анализировать свою историю. А наше поколение своё время уже упустило.