В.Г. Хандорин (64vlad) wrote,
В.Г. Хандорин
64vlad

Categories:

Из Пушкина

Старо, но не грех лишний раз вспомнить. Александр Сергеич Пушкин был не "ватник" - и по-французски говорил, и вообще был столбовой дворянин и истинный русский барин. Однако "объединённой Европе" отвечал...да вот как отвечал:
Два стиха на усмирение польского восстания 1831 г.

КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ (обращено, если кто не помнит, к депутатам французского и британского парламентов, развернувших "информационную войну" против России)

О чём шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;

Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага --
И ненавидите вы нас...

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..

Вы грозны на словах -- попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясённого Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

БОРОДИНСКАЯ ГОДОВЩИНА (на взятие Варшавы Паскевичем)

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: "Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда её вела!..
Но стали ж мы пятою твердой
И грудью приняли напор
Племён, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русской штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь
--
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовёт!
Но знайте, прошеные гости -
Уж Польша вас не поведёт:
Через её шагнете кости!..."
Сбылось -- и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена
В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый --
И бунт раздавленный умолк.

В боренье падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых;
Мы не сожжём Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат,
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы?.. Ещё ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Ещё ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана?
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор
Её, беснуясь, потрясали --
Смотрите ж: всё стоит она!

А вкруг её волненья пали --
И Польши участь решена...

Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас!..
Но тише, тише раздавайся
Вокруг одра, где он лежит,
Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань.

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!
Благословляет он, герой,
Твоё страданье, твой покой,
Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего,
И с ней летящего за Прагу
Младого внука своего.

Ну, и это - несколько менее широко известный (поскольку не печатался из-за народной "ненормативной" лексики, а ходил в списках) ответ Беранже, воспевавшему и оплакивавшему Наполеона и его армию:

РЕФУТАЦИЯ ГОСПОДИНА БЕРАНЖЕРА

Ты помнишь ли, ах, ваше благородие,
Мусью француз, г...ённый капитан,
Как помнятся у нас в простонародье
Над нехристем победы россиян?

Ты помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодёров,
И вас давил на ноготке, как блох?

Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт буян?
Французов видели тогда мы многих ж...,
Да и твою, г..ённый капитан!

Ты помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?

Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жён похваливал да ё...?

Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, е...ёна мать?

Как и сегодня, записные либералы ахали и возмущались: поэт князь П.Вяземский негодовал, считая, что "стыдно поэту" писать подобное; его корреспондентка, внучка Кутузова(!) Д.Фикельмон после этого перестала здороваться с Пушкиным; бывший декабрист А.Тургенев обозвал поэта "варваром"; Н.Мельгунов заявлял, что этими стихами Пушкин "так огадился как человек, что я потерял к нему уважение даже как к поэту"; возмущался и молодой Герцен, а Белинский позже утверждал, что двумя-тремя "верноподданными" стихами Пушкин уничтожил народную любовь к себе. Однако Пушкина до сих пор помнят (хоть не только за это, конечно), а этих (даже Герцена с Белинским) - довольно смутно.
Tags: Пушкин, искусство, национальный вопрос
Subscribe

  • "Левый марш" в тупике

    Кругом сокращения, рост цен. Тревожная ситуация. При этом, если 3-5 лет назад можно было всё валить на обвалившуюся нефть, то теперь не прокатит -…

  • Про "УГ" и другие новости

    Проголосовал за ЛДПР как за "наименьшее зло". По крайней мере, это наиболее далёкая от коммунистов из заявленных на выборах партий (наряду…

  • Каким ты был, таким остался

    Некоторые вроде бы антикоммунисты призывают голосовать на выборах... за КПРФ как "меньшее зло" по сравнению с "Единой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • "Левый марш" в тупике

    Кругом сокращения, рост цен. Тревожная ситуация. При этом, если 3-5 лет назад можно было всё валить на обвалившуюся нефть, то теперь не прокатит -…

  • Про "УГ" и другие новости

    Проголосовал за ЛДПР как за "наименьшее зло". По крайней мере, это наиболее далёкая от коммунистов из заявленных на выборах партий (наряду…

  • Каким ты был, таким остался

    Некоторые вроде бы антикоммунисты призывают голосовать на выборах... за КПРФ как "меньшее зло" по сравнению с "Единой…