В.Г. Хандорин (64vlad) wrote,
В.Г. Хандорин
64vlad

Category:

Один из многих

В Тюменском областном госархиве сохранился любопытный документ – воспоминания видного общественного деятеля начала прошлого века, кадета Николая Ивановича Беседных (1860–1938). Воспоминания написаны в 1929 году в СССР – никуда из родного города их автор не уезжал. Уроженец Тюмени, из небогатой семьи (в детстве пределом его мечтаний было стать унтер-офицером), Н.И. благодаря недюжинным природным способностям проявил себя в самых разных ипостасях. Получив высшее юридическое образование, он стал популярным и преуспевающим адвокатом, заслужив прозвище «сибирского Плевако». Параллельно в 1897 г. он организовал первый в Тюмени кооператив, став одним из пионеров знаменитой сибирской кооперации. К 40 годам Николай Иванович имел собственный особняк, несколько крупных земельных участков и солидный капитал в процентных бумагах. После Февральского переворота 1917 года вступил в кадетскую партию, издавал и редактировал кадетскую газету «Свободное слово». Сама кадетская группа Тюмени, созданная после Февраля, по словам Беседных, «никакой практической работы не провела, с центром конституционных демократов организационно связана не была и прекратила свое существование к Октябрьской революции»[1].


При Советах все имущество Беседных, нажитое честным трудом, было, разумеется,  «национализировано». Местная кадетская организация прекратила свою деятельность. Тем не менее…впрочем, дальше предоставлю слово автору: «Вскоре в город прибыл отряд вооруженных матросов во главе с комиссаром Запкусом (характерная фамилия! – В.Х.). Матросы производили массовые обыски, отыскивая оружие и ценности. У меня во время обыска были взяты револьверные патроны, несколько бутылок вина, несколько монет и несгораемый шкаф. Этого оказалось достаточно, чтобы меня арестовать… Я был заключен в тюрьму как заложник и оказался в обществе таких же заложников из лиц других сословий. В течение двух месяцев мы подвергались частым издевательствам. Некто Пьянков даже выводил на расстрел, и среди нас происходили душераздирающие сцены. Потом заложники были освобождены, в том числе и я, под честное слово, что мы не будем вести агитацию против советской власти. На моей улице были взяты, как заложники, все домовладельцы»[2].


Вскоре после освобождения Тюмени от красных сибирскими казаками Иванова-Ринова Беседных, как один из наиболее уважаемых в городе общественных деятелей, был избран председателем Тюменской городской думы. Правда, ему пришлось проходить проверку контрразведкой, поскольку при Советах Беседных два месяца продолжал работать защитником в суде (тщательной проверке на предмет сотрудничества с большевиками подлежали практически все работавшие при них в госучреждениях).


После установления советской власти Беседных работал юрисконсультом, никакой политикой не занимался. Но и его не миновала чаша сия – в феврале 1938 года (в самый разгар ежовщины) был арестован и спустя 4 месяца расстрелян, уже будучи 78-летним стариком. Типичная судьба «бывшего человека» при «власти трудящихся»…



[1] ГА ТюмО. Ф. 1759. Оп. 1. Д. 44. Л. 15.

[2] Там же. Лл. 15–16.

Tags: кадеты
Subscribe

  • "Ничего не забыли и ничему не научились"

    Сегодня прочёл у Юлии Зораховны Кантор (есть такая претенциозная дама, тоже доктор исторических наук, которая пишет и о Колчаке, и о Тухачевском,…

  • О символах и не только

    Согласен с уважаемым мною (при всех разногласиях) Дмитрием Тараториным, что Белое движение представляло задушенную большевиками попытку формирования…

  • О разных типах мемуаристов

    Мемуары (кроме советских, где правду надо искать между строк ввиду их жёсткой подцензурности) можно разделить на три категории: 1) где автор честно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments