?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Миф 6-й: о «полярном мечтателе и жизненном младенце»

Как ни странно, этот миф рожден в дружественной среде с легкой руки некоторых авторов дневников и мемуаристов, и прежде всего барона А. Будберга, которого недаром столь любили цитировать коммунисты и которого достаточно емко окрестил желчным скептиком С.П. Мельгунов. Что ж, как говорил киношный «папа» Мюллер, «критиковать и злобствовать может каждый, а вот выдвинуть дельное конструктивное предложение…».

Поскольку заблуждение о «политическом младенчестве» адмирала до сих пор широко бытует и в нашей среде, разбору ЭТОГО МИФА я посвящу позже отдельную, более серьезную и развернутую статью. Пока же – коротко о главном. 

В письме к жене осенью 1919 года Колчак писал: «Моя цель первая и основная – стереть большевизм и всё с ним связанное с лица России, истребить и уничтожить его. В сущности говоря, всё остальное, что я делаю, подчиняется этому положению»[1].

Но несомненно и другое: демократия как способ управления была ему органически чужда, в особенности после событий 1917 года, связанных с плачевной деятельностью Временного правительства.

Тем не менее, во многих вопросах управления и хозяйственно-экономической жизни правительство Колчака проявляло здравый смысл. С декабря 1918 года было отменено постановление Сибирского правительства о государственном регулировании хлебной, мясной и масляной торговли и разрешена свободная торговля ими «по вольным ценам» (государственная монополия на сахар была временно сохранена). И хотя перечисленные продукты после этого подорожали, но во всяком случае они перестали быть дефицитом для голодных очередей (как и в 1992 году).

Для координации деятельности правительства по вопросам финансов и снабжения было образовано Экономическое совещание (под председательством вначале самого Колчака, а затем министра Г.К. Гинса) с приглашением представителей банков, торговли, промышленности, кооперации, земств и городов (делегаты от этих отраслей избирались соответственно Советом съездов торговли и промышленности, Советом кооперативных съездов, земскими собраниями и городскими думами, а представители банков назначались их правлениями). Экономическое совещание имело право непосредственных докладов Колчаку, минуя председателя правительства.

Проводился курс на поощрение предпринимательства, банковской системы, был основан новый Торгово-промышленный банк Сибири. Восстанавливались в своих правах владельцы национализированных большевиками предприятий, акционерные общества. Это делалось до Колчака и продолжалось при нем в освобождаемых регионах (владельцы, территориально отрезанные от своих предприятий Гражданской войной, получали право управлять ими через доверенных лиц). Отдельные предприятия могли по стратегическим соображениям передаваться в собственность государства только путем выкупа у владельцев (как это произошло с Черемховскими угольными копями под Иркутском), но никоим образом не конфискации. (Подобным же образом колчаковское правительство намеревалось выкупить в собственность государства всю добычу каменного угля в Сибири, включая Кузбасс).

Поощрялась инициатива, выражаясь сегодняшним языком, «малого бизнеса». Это относилось и к крестьянству. В Сибири, славившейся до революции развитой кооперацией, восстанавливались ее силы. Население приобретало облигации займов. Возрождалось частное кредитование промышленности (хотя главенствующую роль в условиях «постбольшевистской» разрухи играли государственные займы). Совершенствовалось сберегательное дело (так, держателям сберегательных вкладов была предоставлена уникальная возможность получать деньги с них в любой сберкассе города, в котором проживал вкладчик).

В развитии путей сообщения, помимо железных дорог, особое внимание уделялось дальнейшему освоению стратегически важного для России Северного морского пути. Как уже отмечалось в первых главах нашей книги, этот вопрос живейшим образом интересовал самого Колчака со времен его полярных плаваний. В Гражданскую войну над ним продолжал работать созданный по его личной инициативе специальный комитет. В его планах намечались новые исследовательские экспедиции (одна из них, упоминавшаяся в этих главах, была проведена в 1919 году в Карском море под руководством друга Колчака Бориса Вилькицкого) и строительство нового порта в устье Енисея.

С трудом, но все же была налажена к концу весны 1919 года и работа железнодорожного транспорта, представлявшая настоящую «головную боль» для правительства и по своей стратегической важности, и по объему творившихся на железных дорогах злоупотреблений, хищений и спекуляции.

Но к лету усилиями правительства положение на транспорте было исправлено. Поезда стали ходить по расписанию, сократилось число злоупотреблений и беспорядков.

Предпринимались меры и для снижения социальной напряженности. В условиях характерной для военного времени инфляции особый комитет при министерстве труда утверждал прожиточные минимумы по регионам – в отличие от нынешних, реальные, а не смехотворно мизерные – и в зависимости от них периодически индексировал зарплату госслужащих. Практика исчисления прожиточных минимумов была впервые введена в Сибири именно при Колчаке.

Жизненный уровень населения Сибири и Урала был хотя и низким (все-таки шла война), но в среднем гораздо выше, чем в Советской России, где царил настоящий голод. Сибирские крестьяне, отличавшиеся и до революции относительно высоким достатком, имели достаточные запасы хлеба.

Земельный вопрос

В свое время демократическое Сибирское правительство издало поспешный указ о возврате захваченных земель владельцам. Закон был ориентирован на Сибирь, в которой не было помещиков. Колчак, претендовавший на роль всероссийского правителя, понимал, что в масштабах всей России так поступать нельзя, иначе крестьянство будет бороться против белых. Поэтому 5 апреля 1919 года постановлением колчаковского Совета министров этот указ был отменен. Не случайно это произошло в разгар наступления армий Верховного правителя на Волгу.

Те, кто по навязанному коммунистами трафарету продолжают считать Колчака «защитником капиталистов и помещиков», могут прочесть строки из телеграммы Верховного правителя генералу А.И. Деникину от 23 октября 1919 года: «Я считаю недопустимой земельную политику, которая создает у крестьянства представление помещичьего землевладения. Наоборот, для устранения наиболее сильного фактора русской революции – крестьянского малоземелья…я одобряю все меры, направленные к переходу земли в собственность крестьян участками в размерах определенных норм. Понимая сложность земельного вопроса и невозможность его разрешения до окончания гражданской войны, я считаю единственным выходом для настоящего момента по возможности охранять фактически создавшийся переход земли в руки крестьян, допуская исключения лишь при серьезной необходимости и в самых осторожных формах». И далее, сознавая щекотливость положения Деникина, окруженного на своей территории бывшими помещиками, и желая «подстраховать» его, Колчак добавляет: «Ссылка на руководящие директивы, полученные от меня, могла бы оградить Вас от притязаний и советов заинтересованных кругов»[2] (). Согласитесь, не мог так писать в доверительной депеше своему соратнику «убежденный защитник помещиков».

В ноте союзным правительствам он особо подчеркивал: «Только тогда Россия будет цветущей и сильной, когда многомиллионное крестьянство наше будет в полной мере обеспечено землей»[3]. Более того, правительство считало многочисленные мелкие крестьянские хозяйства более перспективной формой землевладения, чем единичные крупные помещичьи латифундии. Об этом неоднократно говорили и сам Колчак, и министр земледелия Петров.

В свою очередь, все государственные земли передавались в долгосрочную аренду губернским земствам или – по их рекомендациям – крестьянам. Закон об этом был принят в конце февраля 1919 года.

Возврату помещикам, согласно проекту министерства земледелия, подлежали их усадьбы и так называемые земли «трудового пользования» (то есть обрабатываемые силами самих владельцев и их семей), а также показательные по образцовому ведению хозяйства и земли, занятые построенными ими техническими заведениями – от фабрик до простых мельниц.

В вопросе же о денежной компенсации помещикам за земли, отобранные крестьянами в ходе революции, правительство полагало, что цена эта должна определяться путем соглашений между теми и другими в каждом отдельном случае. Ясно, что при таком порядке помещики постарались бы выжать из крестьян максимум возможного.

Реально в положительном смысле для крестьян – помимо права сбора урожая и аренды казенных земель – был решен вопрос о выделении в их собственность небольших участков из свободного земельного фонда солдатам – участникам войны (по закону от 14 марта 1919 года). В первую очередь ими наделялись георгиевские кавалеры, инвалиды войны и семьи погибших. Несомненно, такой закон поощрял вступление малоземельных крестьян в белую армию. Проведение его в жизнь было возложено на переселенческое управление министерства земледелия. Такие участки выделялись и за счет конфискации земли у дезертиров и крестьянских повстанцев против Колчака, которых было особенно много в Енисейской губернии и которые именовались, как и большевики, «предателями Родины».

С целью механизации отсталой земледельческой техники министерство земледелия заказывало в США в немалом количестве сельскохозяйственные машины.



[1] Военно-исторический вестник. – Париж, 1960. – № 16. С. 18.

[2] Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т. 4. – Берлин, 1925. – С. 223–224.

[3] Гинс Г.К. Указ. соч. – С. 37.

 

Метки:

Comments

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
mikhael_mark
9 июл, 2016 20:21 (UTC)
Re: Более серьёзную и развёрнутую статью
Владимир Геннадьевич, эта статья готова? И если да - где я могу с ней ознакомиться? Заранее благодарен.
64vlad
9 июл, 2016 21:10 (UTC)
Re: Более серьёзную и развёрнутую статью
Статью о чём? Напомните, длинный текст.
mikhael_mark
10 июл, 2016 04:27 (UTC)
Re: напомните длинный текст
Вот он: "Поскольку заблуждение о «политическом младенчестве» адмирала до сих пор широко бытует и в нашей среде, разбору ЭТОГО МИФА я посвящу позже отдельную, более серьезную и развернутую статью. Пока же – коротко о главном".
64vlad
10 июл, 2016 16:31 (UTC)
Re: напомните длинный текст
Может быть, здесь в ЖЖ что-то и писал? Сам не помню, надо посмотреть по тегу "Колчак". Собственно, тот факт, что он вовсе не был этаким чудаком не от мира сего, а местами как политик рассуждал и действовал порой весьма трезво, я доказываю везде - и в статьях, и книгах. Если белые проиграли, это не значит, что они были дураками. Большевики, как манипуляторы массовым сознанием, не имели тогда равных в мире (иначе не было бы никакого Коминтерна).
mikhael_mark
10 июл, 2016 16:35 (UTC)
Re: напомните длинный текст
Полностью согласен. А кроме того, не будем забывать и того, о чём пишет Зырянов: красные контролировали промышленные центры. А белые - сельскохозяйственные окраины. В результате в то самое время, когда большевиков душила "костлявая рука голода", белые загибались без винтовок, патронов и тёплого обмундирования.
livejournal
9 июл, 2016 20:41 (UTC)
Владимир Хандорин против барона Будберга
Пользователь mikhael_mark сослался на вашу запись в своей записи «Владимир Хандорин против барона Будберга» в контексте: [...] му специалисту по Гражданской войне профессору В.Г. Хандорину ().  Первоисточник см. здесь [...]
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

Я
64vlad
В.Г. Хандорин

Latest Month

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow