?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Миф 7-й: об «ужасах белого террора»

 

Самое смешное, что этот миф высмеивал сам Ленин, писавший: «Довольно неумно порицать Колчака за то, что он насильничал против рабочих… Это вульгарная защита демократии, это глупые обвинения Колчака. Колчак действует теми способами, которые он находит»[1]. Однако – муссируют до сих пор! О красном терроре никто не напишет лучше незабвенного С.П. Мельгунова. В том, что Гражданскую войну спровоцировали именно большевики, могут сегодня сомневаться только совсем уж дремучие люди. Но сравнить все-таки придется.

Никто не отрицает, что по структуре режим Колчака представлял классическую военную диктатуру. Верховный правитель соединял в своих руках всю полноту военной и гражданской власти. В декабре 1918 года Совет министров ввел смертную казнь за покушение на его жизнь или на насильственный переворот (дополнение к статье 99 дореволюционного Уголовного уложения). За подготовку покушения на жизнь Верховного правителя грозила каторга (ст. 101) и даже за печатное или публичное оскорбление его личности – тюремное заключение (ст. 103). Умышленное неисполнение его указов и приказов также каралось каторжными работами (ст. 329)[2]. Правовые пределы его власти как Верховного правителя определялись все тем же, принятым сразу после переворота «Положением о временном устройстве государственной власти в России», а в качестве Верховного главнокомандующего – восстановленным дореволюционным военно-дисциплинарным уставом, дополненным статьей 46-1, позволявшей ему в военное время своей волей разжаловать в рядовые генералов и офицеров.

Но, хотя белый террор принимал весьма жестокие формы в пучине братоубийственной войны (особенно любят коммунисты цитировать известный приказ о заложниках генерала Розанова, после которого, кстати, генерал и был отстранен от командования войсками в Енисейской губернии), он бледнеет по сравнению с масштабами красного террора, которому зачастую подвергались поголовно целые социальные группы населения (вспомним декрет 1919 года о «расказачивании»). При подавлении Западно-Сибирского восстания 1921 года советские каратели истребили десятки тысяч человек. В марте этого года председатель Сибревкома И. Смирнов телеграфировал Ленину, что в одном только Петропавловском уезде при усмирении восстания убито 15 тысяч крестьян, а в Ишимском уезде – 7 тысяч[3].

Если у белых зверства являлись в основном проявлением стихийного произвола на местах, а террор носил избирательный характер, то большевики возвели террор в систему управления, когда В.И. Ленин и Ф.Э. Дзержинский лично отдавали приказы о массовых взятиях и расстрелах невинных заложников. У А.В. Колчака и А.И. Деникина вы таких приказов не найдете – по крайней мере, лично ими подписанных. Не случайно сами большевики, давшие миру образец куда более жестокой диктатуры, нежели колчаковская, между собой (не для публики) называли Колчака «маргариновым диктатором».

Не поощрялось ими и анонимное доносительство, махровым цветом распустившееся при советском режиме. Так, в мае 1919 года командующий Омским военным округом официально объявил, что анонимные доносы впредь рассматриваться не будут.

Разумеется, Верховный правитель понимал необходимость раздавить красную гидру. Весьма характерное его высказывание приводит в мемуарах его министр Г. Гинс: «Я приказываю начальникам частей расстреливать всех пленных коммунистов. Или мы их перестреляем, или они нас. Так было в Англии во время войны Алой и Белой розы, так неминуемо должно быть и у нас и во всякой гражданской войне»[4]. Это высказывание подтверждает официальный приказ Колчака от 14 мая 1919 года: «Лиц, добровольно служащих на стороне красных… во время ведения операций… в плен не брать и расстреливать на месте без суда; при поимке же их в дальнейшем будущем арестовывать и предавать военно-полевому суду».

Понимая узость задач контрразведки, Колчак первым из белых руководителей приступил к возрождению политической полиции. 7 марта 1919 года при Департаменте милиции МВД был учрежден «особый отдел государственной охраны», ставший аналогом прежней царской «охранки» (Положение о нем было утверждено 20 июня). Компетенции «особого отдела» были достаточно широкими. управляющий особым отделом подчинялся непосредственно министру внутренних дел. На эту должность был назначен бывший жандармский генерал-майор А.И. Бабушкин. Кадры особого отдела формировались из профессионалов царской охранки. В отличие от А.И. Деникина, Колчак не стеснялся широко использовать их в работе как политической полиции, так и военной контрразведки, а профессионалов старой уголовной полиции – в.работе милиции. В связи с этим уровень деятельности правоохранительных органов у Колчака был значительно выше, чем у Деникина (не в укор будет сказано Антону Ивановичу).

Злоупотребления пресекались: широкую огласку получило, например, дело одного офицера, самовольно арестовавшего и расстрелявшего бывшего председателя ревтрибунала в Бийске. Для примера прочим военный суд сурово наказал офицера. В другой раз был предан военно-полевому суду и расстрелян поручик карательного отряда, в пьяном виде избивавший крестьян-подводчиков и даже расстрелявший нескольких из них

Помимо террора, в борьбе с большевизмом применялись и другие методы. Согласно разработанным колчаковским правительством в апреле 1919 года «временным правилам», все въезжавшие в Россию из-за границы русские подданные должны были представлять правоохранительным органам «удостоверения о своей непричастности к большевизму». В марте был опубликован приказ начальника штаба Верховного главнокомандующего о предании военно-полевому суду «за государственную измену» взятых в плен офицеров и генералов, служивших в Красной армии, за исключением тех, которые добровольно перешли на сторону белых. Этот приказ ярко отражал непримиримое отношение белого офицерства к своим «коллегам», пошедшим на службу к советской власти. А несколько позднее МВД издало специальный циркуляр о «чистке» государственных и общественных учреждений от лиц, замешанных в свое время в сотрудничестве с большевиками.

Исключение составляли те «красные офицеры», которые добровольно перешли на сторону белых. Ясно было, что какое-то время многие были вынуждены сотрудничать с коммунистами из-за куска хлеба, особенно те, кто имел семьи. Осенью 1919 года рассматривалось дело начальника Академии Генерального штаба генерал-майора Андогского, еще в 1918 году перешедшего к белым вместе с другими сотрудниками Академии и обеспечившего перевозку ее имущества. Контрразведке стало известно, что Андогский привлекался советской властью в качестве эксперта к участию в мирных переговорах с немцами в Брест-Литовске; генерал был обвинен в активном сотрудничестве с большевиками. Дело дошло до Колчака. Он нашел обвинения неосновательными и повелел дело прекратить. В изданном по этому поводу приказе от 20 октября 1919 года Верховный правитель распорядился отложить до победы в войне расследование всех дел, связанных с вынужденной службой кого бы то ни было у красных, поскольку, как говорилось в приказе, в обстановке временного разъединения России нельзя выяснить всех обстоятельств этих дел.

Уже 28 мая 1919 года Колчак обратился к командирам и бойцам Красной армии с воззванием, в котором призывал их переходить на сторону белых, обещая каждому добровольно сдавшемуся в плен полную амнистию. «Не наказание ждет его, – говорилось в обращении, – а братское объятие и привет… Все добровольно пришедшие офицеры и солдаты будут восстановлены в своих правах и не будут подвергаться никаким взысканиям, а наоборот, им будет оказана всяческая помощь»[5].

В одном из предыдущих материалов я писал о пропаганде, которая велась колчаковцами в своем тылу и в тылу красных под руководством Осведверха и Русского бюро печати. К сожалению, как и в деникинском Осваге, работа эта велась по сравнению с большевистской пропагандой недостаточно эффективно, можно сказать кустарно, если не считать отдельных выдающихся пропагандистов типа В.А. Жардецкого и С.А. Ауслендера.



[1] Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т. 3. – С. 355.

[2] Правительственный вестник. – 1918. 8 дек.

[3] Сибирская Вандея. Сб. документов. – М., 2001. – Т. 2. С. 402–403.

[4] Гинс Г.К. Указ. соч. – С. 449.

[5] Сибирская речь. – 1919. 8 июня.

Метки:

Comments

( 28 комментариев — Оставить комментарий )
lynxusha
13 мар, 2009 19:18 (UTC)
насчет карательных акций... Я не понимаю, как можно подходит к войне с соображениями мирного времени, честно. Всегда это было, есть и будет. Наверное, к сожалению, но иначе еще никто и никогда не воевал.
haliplea
14 мар, 2009 07:25 (UTC)
В том и разница между красными и белыми, что для красных террор изначально был доктриной и как бы "включался" идеологически в программу более широкого свойства: коренное изменение строя.

В принципе, не знаю, насколько правомерно говорить о "белом терроре", поскольку само понятие террора есть насилие с целью устрашения. В рамках "переустройства" кровопролитие и жестокость выглядят закономерными. С противоположной стороны это декларировалось именно так, как Вы говорите - условия военного времени. И выглядит более слабо, как "оправдание". Большевики напирали на справедливость ГВ как таковой, на справедливость переворота как такового. И их, по сути более агрессивная позиция выглядела, увы, более сильной. На бытовом языке это называется "наглостью".
64vlad
14 мар, 2009 08:06 (UTC)
Вы очень точно подметили, Даша. В глазах белых террор был мерой ВЫНУЖДЕННОЙ, в глазах красных - НЕОБХОДИМОЙ. Как ни парадоксально, сознание этого укрепляло их позицию, агрессивность и веру в свою правоту
haliplea
14 мар, 2009 08:27 (UTC)
Так это и не парадоксально в рамках психотической установки: мы правы, потому что правы, и все наши меры априори правильные. Более того, это даже не образ действий, а самый смысл деятельности: вооруженной классовой борьбы.

Стоит почитать, например, статью Луначарского "Праведник" о Короленко. Не зря же и красный цвет - символ революции. Кровь и огонь. Здесь же - устойчивый образ "Огненного Феникса" - сгорающего мира.

На эту тему нечто вроде хокку:

Кровь всего видней
На белом, а на красном -
Словно нет совсем.

64vlad
14 мар, 2009 09:20 (UTC)
Действительно, это символично!
lynxusha
14 мар, 2009 17:46 (UTC)
так я и не пишу о терроре, а о карательных акциях. Насчет террора - Вы совершенно правы. Чем наглее ложь, тем легче в неё верят. Не помню кто сказал, но был прав.
haliplea
14 мар, 2009 17:56 (UTC)
Вроде бы сказал это дядюшка Геббельс :) Ну, он в этом деле толк знал :) В смысле - вранья и наглости.
Естественно, есть разница между террором как системой и карательными акциями в военное время. Но именно такие акции обычно приводят в подтверждение "равнозначности" белого и красного террора. Кстати понятия эти довольно давние, встречаются у Брокгауза и Ефрона - относительно событий Французской революции и последующей реставрации Бурбонов. Но и в этом случае очевидна разница. Террор лежит в основе революционного метода "переустройства".
panzerzug
14 мар, 2009 11:12 (UTC)
особенно любят коммунисты цитировать известный приказ о заложниках генерала Розанова, после которого, кстати, генерал и был отстранен от командования войсками в Енисейской губернии.

- Вообще то есть на этот счет и указания самого Верховного правителя.
В упрек можно поставить невозможность ограничить чешско-польский террор в отношении мирного населения.
64vlad
14 мар, 2009 11:22 (UTC)
Относительно заложников мне не попадалось ни одного официального приказа Колчака, подобного, например, известному приказу Наркомвнудела за подписью Г. Петровского после объявления красного террора
panzerzug
14 мар, 2009 11:40 (UTC)
Красный террор - часть большевисткой политики, декларивовавшейся и реализовывайшейся. И здесь они никого не обманули.
Что касается приказа, ну что сказать,ведь есть известное "повеление" про пример японцев в Амурской области.
64vlad
14 мар, 2009 11:44 (UTC)
И все-таки это частный случай. Что же касается красного террора - я и не отрицаю, в данном вопросе большевики ТОГДА были откровенны - по крайней мере, и сам Ленин этого не стеснялся. Речь о другом - сейчас "товарищи" стыдливо замалчивают эти вещи, лицемерно смакуя вместе с тем россказни об "ужасах колчаковщины". Нечестно получается!
panzerzug
14 мар, 2009 11:52 (UTC)
И все-таки это частный случай.

- Так в целом и весь "белый террор" носил частный, эпизодический характер. Планомерно грабили и убивали только чехи-поляки. При каждой операции.

Речь о другом - сейчас "товарищи" стыдливо замалчивают эти вещи, лицемерно смакуя вместе с тем россказни об "ужасах колчаковщины".

Вы же знаете, я политикой не интересуюсь, и искренне считаю, что чрезмерное увлечение экскурсами в современность убивает в человеке исследователя.
Другое дело, что все в данном случае позднается в сравнении. Лично же считаю, что лучше всего гражданам Сибири жилось летом-начале осени 1918 года. Была эйфория, возобновились инвестиции, восстановился товарный рынок. Репрессии также в основном были крайне мягкими. Как и сама власть.

Нечестно получается!

В политике нет слово честность, все зависит от конъюнктуры.



64vlad
14 мар, 2009 11:58 (UTC)
Отчасти можно согласиться. Но, увы, идиллия при Сибирском правительстве продлилась недолго. Происки эсеров, отсутствие у правительства всероссийского авторитета - все это привело к гибридной Директории, которая была изначально обречена. Впрочем, иначе, вероятно, и быть не могло
panzerzug
14 мар, 2009 12:05 (UTC)
Но, увы, идиллия при Сибирском правительстве продлилась недолго.

- Она могла быть несколько оттянута во времени при невоенном развитии событий. Впрочем это уже "альтернативная история". В реальности, альтернативы военному диктату не было. Однако и "твердой власти" не получилось. Колчак был один, "Семеновых" много.
64vlad
14 мар, 2009 12:14 (UTC)
Увы, это так. И я склонен думать, что присутствие союзников (прежде всего японцев) сыграло в этом отношении роковую роль - тем паче, что никакой непосредственно военной поддержки от них не было (если не считать, что присутствие японцев продлило на 2 года агонию на Дальнем Востоке). С другой стороны, на Севере Миллер после ухода англичан еще полгода держался
panzerzug
14 мар, 2009 12:26 (UTC)
Колчак был вынужден ставить на офицеров, большинство из которых было развращено событиями 1917 года, либо были "полевыми командирами", с частнокняжескими замашками. Отсюда атаманщина, невозможность реального диалога с обществом, преследование эсеров (с которыми в целом можно было договорится), дефрагментированная, раздетая и голодная (в значительной мере в тылу, но и на фронте тоже) армия.
Плюс союзники, фактически державшие в своих руках Великую Сибирскую магистраль, а и даже армии лифитрофов - ну ладно чехи, сербы, но ведь в Сибири свои армии пытались создавать даже эстонцы и латыши(!).
Несмотря на все усилия, по моему скромному мнению, армия Автономной Сибири лета 1918 года была гораздо сильнее войска 1919 года, прежде всего в моральном отношении. Масса деморализованных призывников скорее мешала, но я прекрасно понимаю, что иной альтернативы у Колчака не было.

64vlad
14 мар, 2009 13:06 (UTC)
Не соглашусь по двум позициям: 1) диалог с местными эсерами зашел в тупик еще в Сибоблдуме, сам Потанин это признавал, а соединение с эсерами бывшего Комуча в Диреткории было чисто искусственным, мертворожденным образованием; 2) армия была в целом в хорошем моральном состоянии, пока шло наступление, т.е. до мая 1919-го (если же говорить об остатках Западной армии и казаках, то и в дальнейшем - разложилась прежде всего бывшая Сибирская армия)
panzerzug
14 мар, 2009 13:17 (UTC)
1). Рискну сказать, что усилия в диалоге были явно недостаточными, а репрессии в отношении эсеров фактически сделали их прямыми врагами Верховного правителя. При этом, именно эсеры были самой поппулярной политической силой в крестьянской среде, и именно они, фактически способствовали началу превращения обычного сельского бандитизма в организованное повстанческое сопротивление.

2). В хорошом моральном состоянии были некоторые части, находившиеся на фронте, но не тыловые формирования, где процветали элементарное воровство, дезертирство и разгильдяйство со стороны значительной части чинов по отношению к солдатам. Мобилизованные, и отслужившие в таких частях, потом попадали на фронт. И уже летом-осенью 1919 г. были готовы сдаваться кому угодно - хоть большевикам, хоть партизанам-анархистам.
64vlad
14 мар, 2009 13:38 (UTC)
Насчет тыловых частей - в целом согласен. По поводу же эсеров останусь при своем мнении - вообще среди них был порядочный разброд, но особенно мутили воду "дерберовские" эсеры из Сибоблдумы (недаром Потанин и Адрианов их осуждали) и черновцы из Комуча. Авксентьев и Зензинов пытались найти некую равнодействующую, но неудачно, и опять же во многом виноваты черновцы со своими провокационными выступлениями и прокламациями. Хотя, справедливости ради, нельзя снимать долю вины и с Административного совета, прежде всего с Ивана Михайлова. И еще можно согласиться с Вами в том, что основная масса офицерства воспринимала эсеров враждебно как представителей ненавистной "керенщины", да и кадетам не особо доверяла - тем более что последние довольно быстро и трезво оценили ситуацию и сами стали ратовать за диктатуру (за исключением наиболее левых, вроде Виноградова и отчасти Кроля)
panzerzug
14 мар, 2009 13:51 (UTC)
Вы совершенно правы в части сложности переговоров с эсерами в силу их разобщенности, отсутствия единого центра. Однако вот что вышло: умеренные лидеры эсеров "запада", с которыми в целом можно было догавариваться, были репрессированы, а их более радикальные коллеги (Иркутский центр) фактически остались при власти, тогда как должно было быть ровно наоборот.
mikhael_mark
14 июн, 2016 16:58 (UTC)
О "зверствах" белых
"У белых зверства являлись в основном проявлением стихийного произвола на местах, а террор носил избирательный характер". Мне кажется, не стоит забывать ещё и о том, что "зверства" белых в подавляющем большинстве случаев были актом мести большевикам за вполне конкретные военные преступления. За бессудные расправы над офицерами и членами их семей (та же жена Колчака буквально чудом спаслась из Севастополя, захваченного революционными матросами), за надругательство над женщинами, за захват в заложники родственников офицеров. За осквернение православных святынь. Действия же красных очень даже запросто подпадают под термин "геноцид".
64vlad
14 июн, 2016 17:44 (UTC)
"геноцид"
Точнее, стратоцид. А так - да, у белых это были, как правило, акты мести.
mikhael_mark
14 июн, 2016 17:46 (UTC)
Re: "геноцид"
Это если очень придираться к терминологии :))

А вообще, если смотреть на отношение к православным верующим, то имел место именно классический геноцид - так, как это понятие определяется в документах ООН и в "Советской энциклопедии".
livejournal
14 июн, 2016 17:58 (UTC)
Владимир Хандорин. Миф об "ужасах белого террора"
Пользователь mikhael_mark сослался на вашу запись в своей записи «Владимир Хандорин. Миф об "ужасах белого террора"» в контексте: [...] Владимир Геннадьевич Хандорин () продолжает опровергать десять мифов о Колчаке [...]
livejournal
14 июн, 2016 18:04 (UTC)
Владимир Хандорин. Миф об "ужасах белого террора"
Пользователь mikhael_mark сослался на вашу запись в своей записи «Владимир Хандорин. Миф об "ужасах белого террора"» в контексте: [...] мир Геннадьевич Хандорин () продолжает опровергать десять мифов о Колчаке [...]
unknown128
15 янв, 2017 09:20 (UTC)
Didnt Dr.Zvetkov here https://www.youtube.com/watch?v=ixc24sQ2tNQ say that its impossible to determine who killed more people Reds or Whites?
64vlad
15 янв, 2017 09:38 (UTC)
Невозможно определить точные цифры. А кто больше убил, вполне возможно.
1. Под контролем красных было больше территории с бОльшим количеством людей (декрет о красном терроре действовал с 1918 по 1922 г.).
2. Декрет о красном терроре санкционировал внесудебные расстрелы (постановлениями ЧК) и массовые расправы с заложниками. У белых таких документов не было. Допускался лишь расстрел на месте в БОЕВОЙ обстановке коммунистов и добровольцев красной армии (в тылу был обязателен суд). Самосуды и зверства на местах были и с красной, и с белой стороны, но у красных массовые убийства поощрялись самой властью, а у белых - нет.
3. Цифры красного и белого терроров приблизительно подсчитаны, см. Википедию.
livejournal
21 фев, 2017 12:54 (UTC)
Владимир Хандорин. Миф об "ужасах белого террора"
Пользователь fluffyduck2 сослался на вашу запись в своей записи «Владимир Хандорин. Миф об "ужасах белого террора"» в контексте: [...] мир Геннадьевич Хандорин () продолжает опровергать десять мифов о Колчаке [...]
( 28 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

Я
64vlad
В.Г. Хандорин

Latest Month

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow