Category: кино

Колчак

Повторение - мать учения

До сих пор некоторые "новые белые" упорно повторяют легенду, будто Колчак "не был таким упоротым едино-неделимцем, как Деникин", пытаясь привязать Верховного правителя к своей дружбе с украинскими и иными лимитрофными русоненавистниками. И ведь были публикации на эту тему, но нет - всё равно повторяют. Ну вот, ещё в очередной раз вам цитаты:

Из телеграммы Верховного правителя адмирала А.В. Колчака министру иностранных дел С.Д. Сазонову в Париж от 1 ноября 1919 г.: "Категорически заявляю, что ни при каких обстоятельствах я не дам со стороны своей заверения о признании независимости Финляндии" (Шмелёв А.В. Внешняя политика правительства адмирала Колчака. СПб., 2017. С. 140. Источник: Hoover Institution Archives. Mikhail N. Girs papers, box 5, folder 1).

Из телеграммы Верховного правителя адмирала А.В. Колчака министру иностранных дел С.Д. Сазонову: "Никаких соглашений за счёт русской территории я не допускаю и не считаю себя правомочным решать подобного рода вопросы. Тенденции новых государственных организаций, возникающих за счёт России, использовать тяжёлые условия, в которых мы находимся, мне понятны, но удовлетворить аппетиты создавшихся за счёт России и руками союзников за письменным столом в Версале государств я не могу и не буду. Если новые государства не понимают своего положения, тем хуже для них" (ГАРФ. Ф. р-200, оп. 1, д. 115, л. 181).

Из телеграммы Верховного правителя адмирала А.В. Колчака министру иностранных дел С.Д. Сазонову от 5 декабря 1919 г.: "Образование самоопределяющихся республик в виде Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Украйны и других социалистических образований, ставит Россию в положение Московии после Столбовского трактата. 300-летний исторический путь России даёт основание считать, что в дальнейшем будущем Россия не откажется от этого пути, определяемого государственными операционными направлениями на морские пути сообщения. Отказ от этих направлений и суверенных прав на территории, соприкасающиеся с выходами на Балтийское, Чёрное и Средиземное моря и в Тихий океан, означал бы историческую гибель русского народа и одичание его в глубине равнин Европейской России и Сибири" (ГАРФ, ф. р-200, оп. 1, д. 333, л. 52).

Ну и - чтобы два раза не вставать - ещё раз в опровержение сплетен о Колчаке как "агенте англосаксов". Английский историк П. Флеминг о реакции официального Лондона на переворот 18 ноября 1918 г. и приход Колчака к власти: ""Крайне неудачное развитие событий. Похоже на настоящую катастрофу. Колоссальное препятствие нашим планам" - именно такими фразами отреагировал Лондон на новости из Омска... Главная причина заключается в том, что военный кабинет только что - 14 ноября - принял решение de facto признать Директорию (свергнутую в результате переворота - В.Х.) как правительство России" (Флеминг П. Судьба адмирала Колчака /Пер. с англ. М., 2006. С. 123). О том же свидетельствуют другие западные историки (Пайпс Р. Русская революция / Пер. с англ. Т. 3. М., 2005. С. 45; Перейра Н. Белая Сибирь: политика и общество / Пер. с англ. М., 1996. С. 86–87).

Управляющий Министерством иностранных дел Российского правительства Колчака Ю.В. Ключников - о том же: "После дождя приветствий, который был раньше, наступило молчание" (За спиной Колчака: документы и материалы / Под ред. А.В. Квакина. М., 2005. С. 306–307).

О том же: генерал К.В. Сахаров в своих воспоминаниях писал, что на другой день после переворота глава британской военной миссии генерал А. Нокс "встретил меня очень взволнованно и сказал, что теперь будет плохо, что союзники могут даже прекратить помощь" (Сахаров К.В. Белая Сибирь. Мюнхен, 1923. С. 37).

В ответ на вручённый ему в декабре 1918 г. мандат французского генерала М. Жанена, уполномоченного Антантой командовать всеми войсками в Сибири, в т.ч. русскими, Верховный правитель адмирал А.В. Колчак заявил, что скорее вообще откажется от иностранной помощи, чем согласится на это. В итоге Жанен получил командование только над союзными войсками (Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака. М., 2005. Кн. 2. С. 94, 97–98; Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. М., 2008. С. 275; ГАРФ. Ф. р-200. Оп. 1. Д. 330. Лл. 22–22об, 40–40об).

Из воспоминаний управляющего делами правительства Колчака Г.К. Гинса: "Отношения адмирала с союзниками ухудшались. Он перестал им верить. Скрывать своих чувств адмирал не умел. Он был для этого слишком искренен и экспансивен. И вот однажды произошёл такой конфузный случай. К адмиралу явился весь корпус дипломатических представителей гражданских и военных. Они предложили адмиралу взять под международную охрану золотой запас и вывезти его во Владивосток. Адмирал ответил им... - Я вам не верю, - сказал он, - и скорее оставлю золото большевикам, чем передам союзникам" (Гинс Г.К. Указ. соч. С. 440).

И ещё яркий пример. После информации о подготовке восстания во Владивостоке в сентябре 1919 г. командующий военным округом генерал С.Н. Розанов ввёл в город дополнительные войска, в т.ч. на территорию, занятую японцами и американцами. Союзное командование в ответ потребовало полного вывода русских войск из Владивостока, угрожая силой. Реакция Верховного правителя была предельно жёсткой. В приказе Розанову от 29 сентября 1919 г. адмирал писал: "Повелеваю Вам оставить русские войска во Владивостоке… Сообщите союзному командованию, что Владивосток есть русская крепость, в которой русские войска подчинены мне и ничьих распоряжений, кроме моих и уполномоченных мною лиц, не исполняют. Повелеваю Вам оградить от всяких посягательств суверенные права России на территории крепости Владивосток, не останавливаясь, в крайнем случае, ни перед чем… Адмирал Колчак" (Гинс Г.К. Указ. соч. С. 443–444). В свою очередь, правительство Колчака в ответной ноте на союзный ультиматум писало, что "заявление иностранного военного командования выходит из круга ведения последнего и является несовместимым с понятием суверенитета русской власти", а поэтому русское командование "по повелению Верховного Правителя будет до конца отстаивать права и достоинство России" (ГАРФ. Ф. р-200. Оп. 1. Д. 118. Л. 100). Благодаря проявлению твёрдости Колчак достиг результата: союзники стушевались и предпочли замять дело.

Всё это, конечно, в первую очередь опровергает злобные сплетни кургиняновских скотов, но и бьёт по сегодняшним союзникам разнообразных русофобов-сепаратистов.
Я

Разное

За последнее время посмотрел два замечательных фильма. Один - из последних комедий Рязанова "Ключ от спальни" 2003 г., немного ностальгический фильм о России начала ХХ века, хотя и снятый в типично рязановском стиле лёгкой комедии, с примесью детективного адюльтера. Неплохо воспроизведена сама эпоха (за исключением отдельных ляпов), совершенно бесподобная игра Безрукова и Маковецкого, впрочем, и остальные исполнители хороши (Безрукова среди "продвинутых" нынче принято третировать, но здесь он открылся для меня в совершенно неожиданной ипостаси). Получил много удовольствия. И как это я раньше его пропустил?


Второй - недавний "Топор" 2018 г. с Андреем Смоляковым в главной роли. Казачий есаул белой армии уходит после разгрома в глухую тайгу, где живёт 20 лет отшельником, промышляя охотой и изредка выезжая в город. Узнав в 1941-м, что началась война, он решает идти на фронт, после ряда приключений попадает туда и показывает советским желторотикам, как надо воевать (настоящий "терминатор"). Там же встречает своего однокашника по Первой мировой войне, ставшего генералом Красной армии и комбригом, и ему тоже показывает, как надо воевать. Фильм с долей гротеска и преувеличениями, но по духу мне понравился. В общем, смотрите оба.


*     *     *

Похоже, только на русском флоте (во всяком случае, из великих держав) моряки носили погоны. На остальных (американском. британском. японском, немецком, французском) знаками различия служили нарукавные галуны (в Совдепии так было до 1943 г.). В армии - другое дело: были армии в погонах (немецкая, русская и советская с 1943, американская, британская), были без погон или по крайней мере они не служили знаками различия (французская, японская, австрийская армии). Но для флотов погоны были нетипичны. Похоже, только у нас были из крупных (всякую мелочь не учитываем, конечно). Кстати, Колчак, став Верховным правителем, изменил рисунок орла на адмиральских погонах: раньше орёл был с крыльями во взмахе (как и сейчас на гербе России), а у него стал с расправленными прямыми крыльями (германского типа), что, по мне, значительно лучше.

А вообще русская морская форма, на мой взгляд, самая красивая в мире - что у матросов, что у офицеров.

Постскриптум: Меня поправили - немецкий флот всё-таки использховал погоны.

Я

Люди и нелюди

Пересмотрел сериал "Палач" про известную Тоньку-пулемётчицу. Конечно, сюжет во многом расходится с реальными событиями, но суть не в этом. Фильм про то, как вполне обычный человек может превратиться в нелюдя. До войны - обыкновенная советская школьница, комсомолка и т.д. Даже на фронт пошла добровольно. А в окружении и в плену многократно подверглась изнасилованиям, причём первым насильником был наш же солдат. Нравственно опустошённая и сломленная голодом, согласилась пойти служить в полицию. По стечению обстоятельств, первым. кого ей предложили убить, оказался тот самый солдат-насильник, поэтому убила его без сожаления. А дальше стала профессиональным палачом, из пулемёта расстреливавшим пленных партизан и мирных жителей. Однажды в ней проблеснула человеческая искра, когда она попыталась спасти своего жениха. Но в итоге ей пришлось расстрелять и его. После освобождения местности советскими войсками подставила за себя другую женщину, бывшую связной у партизан, а себя выдала за неё.

Казалось бы, после таких преступлений уже нельзя вести нормальную жизнь. Но нет: вычеркнув из памяти прошлое, она вышла замуж за фронтовика, стала примерной женой и матерью, руководителем детского хора, уважаемым человеком. Однако стоило замаячить опасности разоблачения (через двадцать лет!), как в ней мгновенно проснулся зверь, и она стала беспощадно убивать всех, кто мог хоть нечаянно выдать её или навести на её след, включая собственного приёмного сына. Пока наконец не попала в капкан, но и в тюрьме на следствии находила себе оправдания ("а как бы вы поступили на моём месте?"). Человек и нелюдь в одном лице. На самом деле фильм о том, как легко перейти черту и скатиться в бездну мерзости и тягчайших преступлений.
Колчак

Новости

Сегодня в Московском государственном институте культуры прошла презентация моей последней книги. Спасибо за тёплые слова Л.П. Решетникову, Е.П. Чудиновой, ректору МНЭПУ С.С. Степанову, А.Ю. Евдокимову, О.И. Елисеевой, П.В. Мультатули. Спасибо студентам за вопросы!

А сразу после презентации Елена Николаевна Чавчавадзе в течение 3-х с лишним часов снимала у меня интервью для фильма об А.В. Колчаке на "России-1", о котором я писал ранее. Правда, как оказалось, сам фильм будет на 52 минуты, и там будут также другие эксперты. Поэтому какая доля интервью попадёт в фильм, сказать трудно.

Разъехались в 10-м часу вечера. Приехал домой как выжатый лимон.

Я

Хороший фильм

Вчера посмотрел фильм "Контрибуция" (2016 г.) по сценарию (и по мотивам одноимённой повести) Юзефовича. В основу фильма положен исторический факт: после занятия колчаковцами Перми в декабре 1918 г. генерал А.Н. Пепеляев обложил контрибуцией местных купцов в пользу армии (что вызвало тогда немалый резонанс). Всё остальное - авторский вымысел (начиная с того, что реальный Пепеляев был к тому времени давно и счастливо женат, а здесь он холостой сталкивается с бросившей его невестой), но в данном случае я бы это простил. В целом снят интригующий детектив на историческом фоне, с хорошей режиссурой, добротной (местами превосходной) игрой (что в наше время не часто встретишь) большинства актёров (хотя к исполнителю роли самого Пепеляева у меня есть претензии) и неожиданной развязкой, в классическом стиле. Ляпов в плане воспроизведения эпохи, к счастью, немного, а сюжетные фантазии я бы простил.

Коллегам, придирчиво критиковавшим фильмы "Адмирал" и "Троцкий" с этой позиции, я скажу: ребята, не будьте занудами, это художественное произведение, иначе нам придётся разнести в пух и прах все романы Дюма и половину пьес Шекспира с точки зрения историка. Что главное в "Троцком"? Не многочисленные фантазии, а художественно превосходное воспроизведение характера и личности самого Троцкого и сути большевизма в целом (хотя Ленин сыгран слишком карикатурно, а Сталин и вовсе похож на заурядного уголовника). Что главное в "Адмирале"? Опять же, не ряд фантазий (в своё время я подробно разбирал их в ЖЖ) и даже не определённая степень идеализации реальных белых, а мастерски обыгранный (при всех претензиях к исполнителям ролей Колчака и особенно Тимирёвой) голливудский сюжет на фоне исторической трагедии и тот общественный резонанс, внимание к Белому движению и лично к А.В. Колчаку, которые фильм вызвал.

В общем, подробно рассуждать не буду, я не кинокритик, но всем рекомендую посмотреть "Контрибуцию".


Я

"Враги" в советском кино

Вероятно, никто не будет спорить, что самым популярным видом искусства в СССР был кинематограф. И общественное сознание формировал не столько агитпроп (к 70-м годам изрядно всем поднадоевший) и даже не художественная литература (которую читало меньшинство, за исключением детективов), а именно кино и телевидение, которые в те годы смотрели все. И как бы сегодня ни относиться к советскому кинематографу, ряд фильмов в художественном отношении снимались на профессиональном уровне. А исторические ленты пользовались популярностью, и наиболее многочисленны среди них были картины о Гражданской и Второй мировой войнах. И вот что характерно: если образы немецких нацистов в кино практически не отличались от трактовки официальной пропаганды, то образы белогвардейцев в позднем советском кинематографе (начиная с герасимовской экранизации "Тихого Дона" и особенно с конца 60-х годов) нередко совершенно не укладывались в рамки агитпропа.
Конечно, и образы нацистов были не всегда однозначны, но даже в популярнейшем тогда телесериале "17 мгновений весны" и остроумный циник Мюллер, и вальяжный Шелленберг всё-таки воспринимались как враги. И в этом, надо сказать, советское кино не отличалось от западного, в котором нацисты изображались либо карикатурно, подобно советским фильмам военных и ранних послевоенных лет, либо в мрачно зловещем духе, как в известном английском фильме "Переход". Единственной известной мне попыткой изобразить "нациста с человеческим лицом" был нашумевший в своё время фильм Лилианы Кавани "Ночной портье".
Не то - белогвардейцы. Их образы были разными, но наиболее запоминающимися зрителям стали именно неоднозначные, а порой вызывавшие и симпатию (что совершенно нехарактерно для образов нацистов). И в этом смысле решительно противоречили канонам агитпропа. Если в исторических исследованиях и учебниках, не говоря о пропагандистской литературе, отступление от этих канонов было немыслимо, то в кино было совершенно иначе. Конечно, "киношные" белогвардейцы так же отличались от реальных, как Мюллер в исполнении Леонида Броневого - от подлинного шефа гестапо, а стилизованный "Поручик Голицын" - от настоящего белогвардейского фольклора (кстати, появление песенных стилизаций под белую гвардию с конца 70-х годов было ещё одним индикатором смены общественных настроений). Понятно, что далеко не все они (и даже меньшинство) были лощёными дворянами, с иголочки одетыми и безукоризненно говорящими по-французски (с обмундированием белые армии испытывали больше затруднений, чем красные). Но восприятие их было безусловно неоднозначным, и это главное.
Любопытно, что в наибольшей степени эта тенденция заметна в пронзительной экранизации "Тихого Дона", снятой в годы хрущёвской "оттепели" Сергеем Герасимовым - родным братом бравого колчаковского полковника, командира 25-го Екатеринбургского адмирала Колчака полка горных стрелков Бориса Герасимова, ставшего впоследствии хормейстером Сталинградского театра оперетты. Хотя там есть и отрицательные белые персонажи вроде Листницкого и Митьки Коршунова, но совершенно выбивается образ беззаветно отважного есаула Калмыкова, особенно потрясающая сцена его расстрела ("Смотри, сволочь, как умеют умирать русские офицеры!.."). Да и метания Григория Мелехова вызывают у зрителя сочувствие, а советская власть предстаёт скорее в образе чуждой и жестокой, разрушившей казачий быт и жизнь. Показательно, что в фильме нет ни одного вызывающего симпатию образа красных: и тупой, прямолинейный и мстительный Мишка Кошевой, и юркий плюгавый семит Иосиф Давидович Штокман, и жестокий Бунчук, дезертировавший до этого с фронта, и малограмотный хамоватый Подтёлков, истребивший пленных чернецовских офицеров, воспринимались зрителем отрицательно (помню, когда после долгого перерыва "Тихий Дон" в 1980 г. впервые показали по телевизору, мой школьный друг, обычный советский парень - мы тогда учились в 10-м классе - простодушно сказал: "А козлы всё-таки были эти красные").
И хотя в последующих известных фильмах центральные образы красных были, как правило, положительными, они чаще всего выглядели какими-то вымученно слащавыми (взять Павла Андреевича Кольцова из "Адъютанта его превосходительства" или Фрунзе в экранизации булгаковского "Бега"). В то время как образы белых в ряде случаев поражали своей художественной лепкой и актёрской игрой. Да, были среди них и безусловно отрицательные вроде капитана Осипова и садиста-подпоручика в том же "Адъютанте". Но были и глубоко неоднозначные, как Хлудов в "Беге" и блестяще сыгранный полковник-контрразведчик Щукин из "Адъютанта"(особенно в шикарной сцене: "- Господин полковник, ротмистр Волин умер после допроса. - Я сомневаюсь, подпоручик, была ли у вас мать?"). А были и вызывавшие откровенную симпатию, как обаятельнейший генерал Чарнота из "Бега", сыгранный на одном дыхании Михаилом Ульяновым, поручик из "Служили два товарища" в исполнении Высоцкого, Говоруха-Отрок в более ранней экранизации Лавренёва "Сорок первый" и центральные персонажи экранизации булгаковских "Дней Турбиных" (хотя я и не люблю эту пьесу из-за чересчур просоветского содержания и крайне "неблагодарного" для белых периода гетманщины). И уж совершенно из ряда вон выдававшийся, даже идеализированный прототип Владимира Зеноныча Май-Маевского в том же "Адъютанте" в исполнении Владислава Стржельчика. Кстати, и подчёркивание дворянской культуры белых офицеров (в реальности присущей далеко не всем) имело скорее положительное воздействие на массового зрителя, так как большинство советских обывателей (подобно мещанам старой России) воспринимали эту культуру с уважением, а иные даже старались подражать (порой карикатурно).
Без преувеличения можно сказать, что эти фильмы сыграли огромную роль в формировании глубоко неоднозначного образа белых в массовом восприятии поздних советских людей. Так же, как музыка "Битлз" и отдельные демонстрировавшиеся в СССР западные кинофильмы формировали неоднозначное, где-то даже уважительно-завистливое отношение к современному Западу. И неповоротливый, закостеневший к тому времени агитпроп был здесь бессилен...
Я

Последняя серия

Прощание адмирала с конвоем произошло при других обстоятельствах: после предложения Жанена о переходе под охрану чехов Колчак предложил офицерам конвоя пробиваться вместе в Монголию. Офицеры в ответ посоветовали ему довериться слову Жанена, пояснив, что без него им малыми группами будет уйти легче. Однако заявили, что готовы подчиниться любому его приказу. Тогда Колчак, поняв, что они не верят в успех, распустил их.
Письмо Колчака жене с предложением развода – домысел сценаристов: последнее письмо ей он написал (и отправил) еще до падения Омска, в октябре 1919 г.
Равно как домыслом является и предложение чехов Колчаку тайно бежать. Союзники показаны благороднее, чем были на самом деле.
Каппель вызывал на дуэль не Жанена («французская шавка»), а непосредственного чешского командующего генерала Сырового – хотя все дело решил Жанен, непосредственный приказ исходил именно от Сырового (видимо, сценаристы решили упростить этот сюжет). Каппелю никто не ответил, дело было иначе: Жанен посоветовал Сыровому не отвечать и считать телеграмму Каппеля «плодом расстроенных нервов» (именно телеграмму – в фильме же показан разговор по прямому проводу, которого не было).
Конечно, и сцена бросания «30 сребренников» под ноги Жанену русскими офицерами добавлена для красоты - на самом деле это Сыровому перед отбытием из Владивостока на родину вручили пакет с символическими 30 серебряными монетами от имени русских офицеров.
Заранее о расстреле Колчаку никто не объявлял – сообщили утром, непосредственно перед расстрелом.
В реальности в ответ на просьбу Колчака перед расстрелом попрощаться с Тимиревой Чудновский рассмеялся ему в лицо (по собственным воспоминаниям).
Символична, конечно, и «Иордань» в проруби. Насколько известно, покойников не раздевали.
Концовка понравилась, особенно упоминание о возмездии одному из главных палачей - расстреле Самуила Чудновского в 37-м.
Я

Восьмая серия

Замечания по 8-й серии:
Генерал С.Н. Войцеховский не носил ни бороды, ни усов.
В.Н. Пепеляев был не эсером («социал-революционером», как он называет себя здесь), а кадетом. Премьером он был назначен позже, уже в период агонии власти, после падения Омска, и тогда же начал носиться с идеей Земского собора; до этого был сторонником «чистой» диктатуры (ведь именно он был одним из организаторов переворота, приведшего к власти Колчака).
Почему-то ген. Зиневича изобразили в роли начальника штаба, коим он никогда не был (после отставки Лебедева, показанного в предыдущих сериях, был Дитерихс).
Серия заканчивается катастрофой на фронте и эвакуацией Омска.
Ну вот, даже порку показали – кто там лепетал, что белого террора нет?!
Я

Седьмая серия

В целом серия – едва ли не самая сильная из всех прошедших.

Есть отдельные домыслы в хорошо снятой сцене расстрела учредиловцев: 1) появление Пепеляева, в фильме остановившего расстрел (хотя он был действительно самочинным, и по этому поводу проводилось расследование), 2) будущий зам. председателя следственной комиссии Попов, в фильме спасенный от расстрела Пепеляевым (в реальности от расстрела его спасло то, что он лежал в тифу).

Встреча адмирала с Марией Бочкаревой произошла позже. Покушение (взрыв дома) действительно имело место, и спасло Колчака, как и в фильме, небольшое опоздание. Однако мне неизвестно, что был найден виновник, тем более является домыслом их свидание. Неизвестно и о гибели вестового Хасана при переправе через пограничную реку – полагаю, что это тоже домысел, хотя сцена снята хорошо.

Хорошо показаны сложные условия, в которых оказался Колчак с союзниками, и его достойная отповедь Жанену.

В госпитале Анна Васильевна не работала. Она заведовала в Омске мастерской по пошиву белья для солдат и одновременно служила переводчицей при Совете министров.

Наступление на Волгу и контрнаступление красных происходили не зимой, а весной 1919 года. По фильму же создается странное впечатление, будто все события происходят зимой. Честно говоря, в данном случае замысла сценаристов я не понял.

Честно говоря, никакого особого «гламура», о котором разглагольствует пресса, я в последних сериях не заметил. Напротив, создатели фильма постарались показать взаимную жестокость Гражданской войны. Более того, сцен красного террора (в отличие от белого) пока еще даже не было (бесчинства анархиствующих матросов в 1917 году не в счет)
Я

Пятая серия "Адмирала"

В 5-й серии, с одной стороны, значительно больше исторических подробностей, чем в предыдущих, но и существенно больше неточностей. Так, на допросе Колчак говорит, что по прибытии в Америку узнал о Брестском мире. На самом деле он прибыл в США еще в конце августа 1917 года и пробыл около 3 месяцев: тем временем планы совместной с Россией операции по вторжению в Дарданеллы (составлявшей смысл командировки Колчака) были пересмотрены, т.к. после неудачи Корниловского выступления даже союзники потеряли надежду на возрождение боеспособности вооруженных сил России.

Об Октябрьском перевороте и начале сепаратных мирных переговоров с Германией Колчак узнал на обратном пути из Америки, в Японии, после чего и обратился с просьбой о приеме на британскую службу для продолжения войны с Германией. О Брестском же мире он узнал уже по пути из Японии.

При переговорах с послом князем Кудашевым в Пекине Нокса и Жанена еще не было. Не было еще на тот период и Директории – дело происходило весной 1918 года, в Сибири еще господствовала советская власть, восстание чехов произошло в конце мая – начале июня, а объединение образовавшихся антисоветских правительств на востоке России под эгидой Директории произошло лишь в сентябре 1918 года, фактически же слияние происходило еще более месяца. Тогда-то (в октябре, а не раньше) Колчак, в реальности стремившийся пробраться на Юг в Добрармию к М.В. Алексееву (и на тот момент не имевший других планов), и получил предложение войти в состав правительства Директории. Директория просуществовала совсем недолго, выполнив однако свою задачу – объединение областных правительств. Министром он стал 4 ноября, переворот в его пользу свершился 18 ноября.

Значительно точнее и подробнее, чем в киноверсии, показана история разлуки А.В. Тимиревой с мужем и ее поездки к Колчаку (в кинофильме, очевидно для упрощения сценария, показан е приезд непосредственно сразу в Омск). Однако известие о пребывании Колчака в Харбине ей передал не М.И. Смирнов, а другой офицер.

В Харбине атаман Семенов показан в генеральской шинели, хотя в чин генерала был произведен лишь в 1919 году. Разговор между ними является художественным домыслом, но правда в том, что неприязненные отношения между ними (по причине зависимости Семенова от японцев) сложились именно в Харбине.

Сцена с присягой в открытом поле – также художественный вымысел. Однако текст присяги воспроизведен дословно.

Всё остальное воспроизведено более или менее достоверно. Складывается впечатление, что авторы фильма изучали материал серьезно, однако для упрощения восприятия событий (особенно запутанных после Октября) неискушенным зрителем сознательно допустили ряд отступлений.